00:34 

Соседи.

Доктор Кларк
Мозгоправ со стажем.
В своей жизни я жил много где. И везде у меня были соседи. Соседи по лестничной клетке. Соседи по этажам. Соседи по коммуналке. Соседи.. Как много в этом слове.
Я так думаю, что тема соседей близка каждому. Если только ты, Робинзон, не читаешь эти строки, конечно.

И я думаю написать несколько заметок про соседей, с которыми меня столкнула жизнь.
Так что сегодня - первая серия.

А под катом - про Дядю Володю и жену его.



Первые годы моей жизни прошли в хрущевке. Стандартной, панельной хрущевке. С рыжей входной дверью, с дверью подъезда на тугой пружине, и с металлическими почтовыми ящиками синего цвета, которые, при желании, открывались маминой заколкой. А на окне лестничного пролёта между третьим и четвертым этажом было нацарапано ключом - “МИРУ - МИР!”.
Я жил на втором этаже. Соседи были снизу, сверху, а также по бокам. И каждый сосед (или соседка) обладала ярчайшей индивидуальностью. Словно бы они сошли с полотен КуКрыНиксов, карикатуры которых я любил рассматривать на ночь глядя.

Сверху, над моей головой, жил Дядя Володя. Вместе с супругой. Дядя Володя был накачанный, седой дядька. Именно, что не мужчина. Не мужик. Дядька. Высокий, всегда гладко выбритый. Всегда в джинсах и рубашке. И сейчас, вспоминая его - я думаю. что он у меня отчего-то ассоциировался с ВСВысоцким. Он был к тому же очень нелюдимый, с каким-то диковатым светом в темных глазах. Что-то было в нем такое, что заставляло меня сжиматься до размеров спичечного коробка.

Когда дядя Володя шел по лестнице вниз, а я в этот момент тоже планировал выйти из дома, то я предпочитал переждать, покуда он не исчезнет из виду. И, затаив дыхание, я смотрел в глазок, как эта груда седых мышц - спускается вниз, звеня на каждой ступеньке.
Одна такая маленькая особенность.
Дядя Володя всегда - повторюсь - всегда - держал в зубах ключи. Огромную связку. Поэтому и звенел.
Он шел в гараж, откуда выгонял свою сияющую, начищенную шестерку, и уезжал в неизвестном направлении. Но - в зубах у него была неизменная, позвякивающая связка ключей. Отчего его вид становился еще более зловещим.

В те редкие моменты, когда я отваживался произнести робкое “Здравствуйте” - я слышал в ответ нечто нечленораздельное, находящееся между “ДБРДНЬ” и “ПШЛНХЕР”. Поэтому я предпочитал вовсе с дяде Володей не сталкиваться.

С супругой у них были какие-то весьма странные и напряженные отношения, они жили в разных комнатах и, по слухам, не общались вовсе, кроме как за утренним чаем.
“Разная комната” дяди Володи - находилась аккурат над моей комнатой. Что меня всегда чертовски радовало.

Дядя Володя всегда просыпался очень рано. Где-то в полшестого. Спал он на каком-то старом, советском кресле-кровати (как я себе это всегда представлял). И каждое утро, встав в полшестого, он с неимоверным грохотом складывал свое спальное место.
ГГРРРЮЮЮЮКК-ГРРРЮЮЮККК.
И потолок ходит ходуном. Бесплатный будильник пятидесяти лет. Скажу вам честно, ощущения были непередаваемые. Словно бы этажом выше на мгновение пронеслась легкая конница Чингисхана. Или прошли по площадям Берлина марширующие зольдатен.
Но всё это - укладывалось в одну минуту. Весь этот боевой натиск и мощь грохочущей силы.
А потом начинался кашель.
Дядя Володя - не курил. Вот уж не знаю, чем можно так болеть, но кашлял он оглушительно. И регулярно. Честно, я даже думал, что он кашляет, чтобы не заснуть. Но кашлял он все время.
Примерно вот так.
КХХАААААА-КХАААААА-КХАААА.
И кода приходил вечером с работы - кашель продолжался. Иногда у меня кончалось терпение, и я довольно громко желал ему “Быть здоровым”. Хрущевка. Стены тонкие, как сложенные несколько раз листы картона. И после этих пожеланий, как мне казалось, взгляд моего соседа сверху становился еще суровее.

Дядя Володя никогда - ни при каких условиях - не выжимал вещи. И ему было откровенно плевать, повесили ли мы что-либо сушиться, или же нет.
Он просто вешал сушиться свое белье. Трусы, носки, штаны, ну и что еще там.
В общем, было как-то не особо приятно, доложу я вам. Как-то, прямо, совсем не приятно. Вовсе.

Дядя Володя, повторюсь, был спортивен и нелюдим. В отличии от своей милой супруги, которая была моложе его и улыбалась мне при встрече, называя “Милым мальчиком”.
Она просто была хорошая тетенька, и про нее писать особо не хочется. Как не хочется писать про ровный лист бумаги. Она была хорошей, и точка.

А еще дядя Володя был мясник.
Но это так, скорее - штрих к портрету.

П.С.
Дядя Володя с супругой квартиру давным-давно продали каким-то нуворишам, которые там что-то все время бьют и сверлят.
Я видел его не так давно в городе. Он сильно постарел и как-то осунулся. Но - этот нелюдимый взор из-под седых кустов-бровей - он никуда не делся.
И - вы не поверите - но во рту были ключи от машины. Всё от той же сияющей, белоснежной шестёрки!
Он меня не узнал.
Наверное, оно и к лучшему.

@темы: Новости поликлиники, Растите волосы, для жж

URL
   

Спальня Доктора Кларка

главная